» » Так есть ли хитрый план у Путина? Не спешите ржать…

 
 
 

Так есть ли хитрый план у Путина? Не спешите ржать…

Автор: sadmin2013 от 5-02-2019, 09:32, посмотрело: 78

0

Так есть ли хитрый план у Путина? Не спешите ржать…

В чём главная ошибка ретивого патриота, клянущего Путина за «хитрости» вместо очевидно рационального плана «малой кровью, могучим ударом»?

В непонимании разница между теоретическим оптимумом и реалистическим рацио.

Но, как учил Кутузов – порой сдать Москву лучше, чем потерять армию…

Если мы примем в расчёт, что Путин (далеко не идеальный и как человек, и как стратег) ведёт бои с явно превосходящим по силам противником, то мы перестанем требовать от Путина теоретически оптимальных решений.

Для Сталина в 1941 году теоретически-оптимальным было наступать на Берлин; но он отступал до Москвы. Глупо? Нет. В боях с явно превосходящим противником прямые и нехитрые планы не действуют. Ни в 1812, ни в 1941, ни в наши дни.

Реалистическое рацио в боях с существенно превосходящим противником – сохранить армию (Кутузов), государственность (Путин). А теоретическая оптимальность – разгромить врага быстро, легко, с малыми потерями.

Хорошо ли жить без «хитрых планов»? Хорошо. Получается ли без них всегда? Нет.

Люди, которые комментируют действия Кремля сегодня – очень слабо понимают соотношение сил. Они исходят из того, что президент РФ – всемогущий «царь царей». И для разгрома врага ему нужно только подписать указ о разгроме врага. Так чего ж не подписывает?

А как дело обстоит в реальности?

Наиболее последовательные сторонники России – наиболее бедные, финансово беспомощные люди. Напротив, максимальная концентрация денег на найм и подкуп – в руках русофобских и антисоветских.

Часто пишут, что либералов в РФ 5-8%. Это так, если считать по головам. А если по капиталам? 95% антилиберального населения скукожатся до 10% финансовой доли, а 5% либералов разрастутся до 90% обладания финансами страны. Да, их мало, но все деньги-то у них. И с этой точки зрения они – "большинство", потому что решения-то принимаются в их среде!

Но чёрт бы с их финансовым могуществом, разобрались бы – если бы снаружи их не поддерживала Орда, поистине необозримая и гигантская! Либералы в РФ – только гвоздь, а молоток, который вбивает его, находится извне...

 

Если говорить о формировании наёмных армий (из продажных подонков) – то и внутри РФ, и снаружи всех подонков, способных держать оружие в руках, на корню и оптом скупят держатели мировых денег.

То есть если говорить о столкновении наёмных армий, то у Кремля сегодня никаких шансов: ни снаружи, ни внутри.

Но армии же бывают не только из «презренных наймитов». Можно было бы сколотить армию идейную, и её противопоставить ордам наёмных подонков. Конечно, вооружение и снабжение у подонков будет получше, на их стороне – все деньги мира. Но и у идейных бойцов есть какие-то шансы, как вы думаете?

А вот теперь самый страшный вопрос: а много ли корпусов бескорыстных добровольцев, готовых сражаться, как Минин, за идею, можно собрать из растленного обывательского стада? В той среде, в которой все записываются добровольцами, когда чуют выгоду, и тут же разбегаются (как 25 млн. членов КПСС) – как только выгодой перестаёт пахнуть?

Конечно, какое-то количество искренних патриотов есть и сегодня. Но оно – очевидно же! – критически мало и просто тонет в стаде потребителей.

Чтобы выступить в поход, не нужно ни ума, ни силы. Куда больше ума нужно, чтобы заранее рассчитать результат похода. Трезво оценить соотношение сил. Избрать стратегию, соответствующую соотношению сил.

Россия – не Ока и не Волга (и та и другая текли спокойно, когда никакой Руси ещё не было; Волге безразлично – называют ли её устье Астраханью или Хаджи-Тарханом). Россия – это идея. А у идеи два врага, взявших её в смертоносные клещи.

1. Планетарная олигархия, монополизировавшая все деньги Земли и бесконтрольно их печатающая в неограниченных количествах.

2. Нравственная деградация населения, превращающая общество в толпу случайных, равнодушных друг к другу существ.

При нравственной деградации населения, очевидной уже в позднесоветские годы (не говоря уж о «потом») государство превращается в дом, сложенный из кирпичей без связующего раствора. Такой дом (а особенно небоскрёб) рушится даже без удара извне, под силой собственной тяжести, под воздействием текущих нагрузок.

Но у нас хуже. Процесс внутреннего разложения сочетается с ударами извне…

Что делать человеку, на которого, с одной стороны, напала банда убийц, а с другой – друзья трусы и готовы разбежаться при первом же шухере? Кремлёвская стратегия (выглядящая уродливо, не спорю) – исходит именно из такого положения. Враг силён, опоры в населении нет, надежды на обывателя нет. Обыватель уже явил себя предателем и дезертиром, он уже сдал без единого выстрела или баррикады всё, что можно было сдать.

 

И Кремль начинает единственно возможную игру, выстроенную на ложных манёврах, отвлекающих действиях, фокусничестве, откровенно тянет время. А может (скажет оптимист) – выигрывает время. Кремль избегает генерального сражения, как это делал в своё время Кутузов от Вильно до Тарутино.

Люди, рассчитывающие на патриотический пафосный подъём, в своих снах видят себя предводителями орлов. Но правда-то в том, что этих орлов в больших количествах – нет. Уже или пока – другой вопрос.

Современный обыватель обладает крайне затупленным инстинктом самосохранения. Он привык, что жизнь достаётся дёшево, и дорого платить за своё спасение не умеет.

– Они что, хотят, чтобы мы все сдохли?! – часто приходится слышать на лавочках и в общественном транспорте по поводу очередной инфернальной реформации – Ну, так мы все и сдохнем!

Вот эта покорная готовность скорее сдохнуть, чем сопротивляться смерти решительными мерами – очень плохо понята в патриотических кругах РФ. Именно она спутала все расчёты ГКЧП и Руцкого, Ампилова и Макашова, Рохлина и Варенникова и многих других…

Общество, лишившись культа жертвенности, становится необыкновенно хрупким и разрушается, гибнет даже под собственной тяжестью. Эгоист не в силах предотвратить даже собственной гибели, если это требует от него коллективизма, совместного отпора. Он до последнего, до пули себе в лоб – взваливает тяготы и жертвы на других, уклоняется от любой общественной нагрузки.

Но если каждый только за себя, то кто же будет защищать общество в целом? Никто. Его и сожрут – как пожирается в мире живого вещества всё беззащитное…

Рассчитывать, что общество в таком состоянии выдвинет из обывательских рядов миллионы Мининых и Пожарских – мягко говоря, наивно. Скорее, одинокие Минины и Пожарские в таком обществе станут посмешищами для стада…

Радикальные патриоты России, хомячки, обожающие рычать как львы – не в состоянии даже приблизительно понять, на какой тонкой ниточке держится как их собственная жизнь, так и жизнь их страны. Они призывают наступать на Берлин в ситуации, когда Ставка не знает – удастся ли отстоять Москву.

Потому что они живут в мире грёз и не понимают – с насколько превосходящими силами агрессора приходится иметь дело кремлёвским стратегам. Кремль не может опереться на патриотов, потому что хребет патриотизма, двигавший Мининым, давно сломан.

 

В этой почти безнадёжной ситуации и формируется путинский курс. В его основе – гибридность: костяк составляют полунаёмники-полупатриоты. Те, которые и до денег жадны, и себя сроду не обделят – и в то же время ещё не совсем утратили человеческий облик, не совсем ещё всеядны и не полностью беспринципны.

Их патриотизма хватает на то, чтобы между 100 долларами от Путина и 200 долларов от США выбрать 100 долларов от Путина.

Насколько нравится Путину такая опора, я не могу судить. Может, он в восторге от гибридного режима, это ему самое подходящее. А может – и нет.

Да в общем и неважно, что он как человек думает о времени и о себе. Есть ловушка истории. И есть единственный выход из неё. Нравится живому существу вырываться в эту дырочку или нет – другой просто не существует.

Вопрос о том, оставят ли нас в живых американцы или не оставят, если их верх будет – уже не стоит. За это не волнуйтесь: мы смертники, и уже давно. Нас решили в плен больше не брать. Решили – и всё.

Между «победить» и «умереть» у нас с вами нет никакого промежуточного выбора. То же самое касается и Путина. Свой шанс соскочить с русской Голгофы он упустил в 2008 году.

Тогда он мог спрыгнуть, предоставить нас нашей, с 1991 года очевидной судьбе. Но он тогда не спрыгнул. Если вы его не любите, то можете не верить в его благородство, считать, что он не спрыгнул от властолюбия, просто глупости. Но факт есть факт: он не спрыгнул.

А теперь даже и захочет – уже поздно прыгать. Как и нам. И мы, и он загнаны в угол хладнокровными убийцами, привычными зачищать континенты от туземного населения.

Тем не менее у стратега Путина, безусловно, есть Хитрый План, и он достаточно эффективный. Лучшим доказательством чего является тот факт, что РФ дожила до 2019 года.

А она в 1999 не просто кончалась – она там уже кончилась. Её уже не было, понимаете? Ибо ельцинизм несовместим с жизнью даже на коротких дистанциях.

Что касается «нехитрых планов» наших не в меру радикальных (на словах) «патриотов» – это рассуждение времен осени 1941 года насчёт того, что "напрасно стали отступать – надо было наступать".

 

Чтобы понять Путина – нужно понять особенности стратегии борьбы с противником, который имеет колоссальное превосходство в силах.

В своё время Кутузова многие патриоты подозревали в сговоре с Наполеоном. Наполеон напирает, а Кутузов отступает, лавирует, сдаёт позицию за позицией – чем не доказательство измены?

Но у Кутузова едва насчитывалось 200 тыс. штыков, а у Наполеона более 600 тыс. – вот и всё объяснение отступления…

Нужно понять простую вещь: чтобы шашкой махать – нужно эту шашку иметь. А если махать с угрожающей рожей вместо шашки клистиром или мыльным пузырём – это не пугает врага, а смешит.

Как ни крути, сопротивление Путина – единственная форма сопротивления, оказавшаяся на практике эффективной. Давайте признаем очевидное: КПСС сопротивление с позором и разгромным счётом провалила. И КПРФ тоже провалила. И с десяток разного рода альянсов, грозившихся спасти Россию быстро, дёшево и сердито – тоже.

Последний убийственно-яркий провал – добровольческая армия Игоря Стрелкова (Гиркина). По замыслу к этой группе со всех сторон должны были рвануть патриоты, моментально разрастив её до армии. Патриоты и рванули – в количестве… двух или трёх сотен человек!

И что делать? Сказать, что всё погибло – или начать гибридное сопротивление, странное и для сторонников, и для врага, вызывающее изумление у всех своей асимметричностью, малопонятностью, невнятностью, половинчатостью?

Если вы не можете собрать достаточно патриотов для бескорыстной борьбы и у вас нет денег, чтобы нанять сопоставимую с американской армию наёмников – то добро пожаловать в то стратегическое положение, с которого и начал Путин…

Больше всего поражает в ура-патриотах, что они постоянно канючат у Путина сделать что-то вместо них: "дяденька, достань воробушка!" Как будто бы сами ростом с дюймовочку или инвалиды первой группы, или старше 80 лет… В их схемах Путин представляется великаном, крепышом, мастером кун-фу в расцвете сил…

Если взрослому и полноценному человеку, не калеке и не старцу, надо что-то сделать позарез, то ему лучше это сделать самому. А если у тебя у самого не получается – почему ты думаешь, что у другого получится?

Никаких сверхспособностей или магии у Путина нет: те же две руки, две ноги, два глаза и т.п.

Ура-патриот ссылается на то, что Путина люди слушаются, а его, ура-патриота, нет. Но в этом месте умный человек спросил бы себя – а почему так получилось? Почему его слушаются, а меня нет?

А может быть, дело в том, что Путин умеет адекватно оценивать обстановку и качество (далеко не лучшее) современных ему людей? Умеет адекватно мотивировать, подкупать исполнительский аппарат, отдавать только такие приказы, которые этот аппарат готов исполнить? И если люди, составляющие этот аппарат – дерьмо, то и это нужно учитывать!

Хотите другой? Слепите! Явите иной аппарат.

 

Напомню, что у Ленина к октябрю 1917 года было 350 тысяч закалённых бойцов, спаянных в железную иерархическую, по сути военную структуру. Этим он и взял. А вы чем хотите? Постами и роликами в фейсбуке?

Зажечь стадо потребителей патриотической риторикой сегодня – всё равно что воду спичкой зажигать.

Однако наша цель сегодня – не героически погибнуть в идеологических чистых перчатках, не запятнанных никакими компромиссами. Наша цель – победить. По крайней мере выстоять.

И тут играть в «нехитрые планы» бравых патриотов – смерти равно. Люди и партии, которые не смогли избавиться самостоятельно от Ельцина, чудовища из чудовищ, должны быть скромнее в оценке собственных сил и собственной проницательности.

Когда вам «всё понятно» – задумайтесь: а может, «всё понятно» только вам? А для других это совсем не так очевидно?

Можно многое потерять – и потом вернуть – если сохранить государственность. Но потеряв государственность, расчленившись на сорок концлагерей – ничего и никогда уже вернуть будет нельзя.

Категория: Разное, Познавательное, История

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 15 дней со дня публикации.